Лабрадор

Лабрадор ретривер, щенки. Sabrina (Сабрина) х Real Person Patriot (Тор)

Лабрадор ретривер, щенки. Sabrina (Сабрина) х Real Person Patriot (Тор)

Лабрадор. Огромное открытие как для меня лично. Открытие, буквально перевернувшее мое отношение к данной породе с ног на голову, или вернее – вернувшее в нормальное состояние моего отношения к ним. Не скрою, ранее не особо обращая внимания на представителей других ретриверов, кроме Голденов – Лабры ассоциировались как неугомонные собаки с дико неуживчивым темпераментом, несущие избыток проблем владельцам и неудобства окружающим. «Масло в огонь» моих антипатий к данной породе, постоянно «подливали» встречные лабрадоры — толи на совместных прогулках, толи соседские по летним дачам. В сознании четко закрепился штамп «собака-погром», и желание завести лабрадора сводилось лишь к идее «насолить тёще – подарить ей собаку». Но ничего в этой жизни не вечно, а тем более – укоренившиеся неверные убеждения.

Благодаря своему золотистому питомцу, постепенно вливаясь в мир счастливо улыбающихся собак – менялись и представления о Лабрах, прародителей всех ретриверов, прямых потомков отважных собак Сент Джона. Постепенно убеждаясь в том, что настоящий лабрадор не штамп «собака-погром», а второе «Я» владельца – глубоко в сознании проросло зерно желания о второй собаке. И эта собака должна была быть Лабром, настоящим потомком черных собак Сент Джона, смелым и отважным, бесстрашным и одним словом – правильным Лабром. THAT’S LABRADOR – THAT’S RIGHT! Так и появился в моей семье, смышленый черный малый – с гордым именем RIGHT.

-Что ты знаешь о лабрадорах вообще? — часто задавал сам себе вопрос и, пытаясь на него ответить, перебирая море информации, невольно видоизменил вопрос на более глубокий, и более познавательный, — Почему данная собака настолько популярна? Откуда у неё природная отвага и смелость, преданность и любовь ко всему окружающему миру?

Слегка отступлюсь и уточню, что дальнейшие мои размышления никоим образом не претендуют на научные изыскания о происхождении породы – это всего лишь художественное представление всего того моря информации, кирпичик к кирпичику сложенному в большое здание – отношение к лабрадору.

Не залезая глубоко в историю развития человечества, пропустим тот момент встречи человека разумного с волком. А обратим свой взгляд на революционное развитие цивилизации, связанное с открытием Нового Света, и первыми мореплавателями. Отважными покорителями неведомых просторов мирового океана – бросившим вызов инквизиции, дабы доказать что шарик Земной — круглый. Еще задолго до открытий Васки да Гаммы, Колумба и прочих мировых известных мореплавателей, лихие романтики бросали вызов неизвестности и отправлялись в дальний путь. Кто первый добрался до, ставшего в последствии родиной ретриверов, острова в водах Северной Атлантики? Увы, сей факт уже не восстановить. Скорее всего, это была команда отважных португальцев –первооткрывателей неведомых земель, пройдя суровые мили океана, и утратившие надежду на возвращение – вступивших на данный остров со своими верными попутчиками собаками, дабы бросить вызов смерти, и начать новую жизнь. Новую жизнь, в суровых условиях – но все же, на твердой земле, а не в бушующей стихии мирового океана. Закаленные в дальних морских походах, человек и собака вместе налаживали жизнь на данном острове. Постепенно притираясь и осознавая необходимость в друг друге — дабы выжить, совместно добывали пищу и в воде и на суше, строили и созидали. А вечерами, с тоской глядели в морскую даль, и ждали,… жили, боролись, и ждали. Шли годы.

Из первых упоминаниях путешественников добравшихся до острова Сент Джон в водах Северной Атлантики, до нас дошли заметки о жизни на нем. Люди были восхищены мужеством, отвагой, добротой и гостеприимством населения данного острова в основном говорящем на странном языке – похожем на португальский. Но еще более их привлекло и удивило наличие на острове собак. Особенных собак, очень схожих по темпераменту с населением данного острова. Английский охотничий писатель Стоунхендж в 1862 году описал три разновидности собак данного острова, назвавши всех их Ньюфаундленд Сент-Джона: настоящий, длинношерстный или большой, и,…. «более легкого телосложения чем первые два вида собака, исключительно черная, обладающая мощным костяком, постоянно находящаяся подле своего владельца, отважная и смелая, безумно любящая море, жизнерадостная и дружелюбная. Местное население называет их — лабрадор».

Местное население называет их – Лабрадор! Скупой английский писатель путешественник! Откуда ему было знать, что имел ввиду тот человек ответивший ему о своей собаке! Ведь местность, где они повстречались и по сей день носит название – провинция Лабрадор, и море – в которое по описанию его же, так была влюблена та собака – тоже носит название – Море Лабрадор. Видать, тот самый местный житель был намного мудрее английского писателя задавшему вопрос о его питомце. Услыхав вопрос, он оглянулся – кинул взгляд на прекрасные холмистые пейзажи острова Сент Джона, берег, уже ставшего родным моря, и гармонично вписавшегося в данный пейзаж своего питомца. Слегка улыбнулся, и ответил чужестранцу – «…всё это, мы называем – Лабрадор».

Смотрю на своего, уже без пяти дней пятимесячного Лабрадора и вновь задаю себе вопрос: — Почему данная порода настолько популярна? Откуда у неё природная отвага и смелость, преданность и любовь ко всему окружающему миру? – и отвечаю, словами отважного мореплавателя, поселившегося на острове в Северной Атлантике, победившим смерть ради жизни, – «…всё это, мы называем – Лабрадор». Потому, что в теле этого маленького черного смышленыша – течет горячая кровь той черной собаки из Сент Джона. Потому что, Лабрадор по характеру настоящий мужик – и по этому всем владельцам мужского пола, довольно комфортно с данным другом, а все женщины в них просто безумно влюблены.

Есть очень много версий: как, кто и когда, попал, приплыл на остров Ньюфаундленд. Поселился на долгие года в живописном, тихом месте полуострова Лабрадор. Многочисленные версии перечисляют: англичан, французов и эскимосов, португальских и испанских мореплавателей, индейцев с южных земель Нового Света. По некоторым данным, на острове обнаружены даже древние ритуальные захоронения людей поселившихся на данной земле, и в данных захоронениях обнаружены скелеты собак. Что дает право говорить о том, что первыми поселенцами могли быть вплоть от викингов, и до древних скандинавов прибывших туда за тысячу лет до Рожества Христова. И каждый из вариантов несет свое значение в слове Labrador – от духа хранителя тех мест и до названия породы камня «лабрадорит» в изобилии находящегося на данном острове,… но мне ближе по духу тот вариант в названиях и моря, и местности, и собаки — именно Португальский вариант. Ибо, лишь португальский язык сполна передает смысл слова “LABRADOR” – труженик. Поэтому и море называется – Море Лабрадор — море труженик. Ведь основным на острове был тяжелый, рыбацкий промысел – богатое разнообразной рыбой северное море – а в северных широтах это ведь не самый легкий хлеб. Поэтому и местность та называется – труженик, а про собаку,… ну какое еще название могли дать поселенцы собаке, бок обок живущей с человеком и помогающей во всех трудах ратных, и в море, и на берегу? Тягающей рыбацкие сети, и ловящей рыбу наравне с человеком. Отважно бросающаяся за борт рыбацкой шхуны – спасая человека сброшенного с палубы штормовой волной. Только емкое, сполна определяющее весь смысл, одно единственное слово на португальском языке – Labrador, что на славянском означает — труженик, трудяга-парень.

Поэтому, любая самая трудная работа для Лабрадора – праздник, а в минуты отдыха, в глубоком сне, может и храпеть,… по-мужски, забористо и заразительно – как настоящий трудяга-парень после тяжкой смены. Поэтому в свои неполные четыре месяца, Лабр может, не задумываясь сигануть с пирса в море. Поэтому в глазах черного малыша, потомка собаки из Сент Джонса – всегда азарт, жажда познания нового, и дикая любовь к своему напарнику. Поэтому, каждое раннее утро просыпаюсь от толчков мокрого, чернющего носа в бок, с выражением на удивленной лабровской мордочке, — Чего валяешься! Солнце уже встало, подъем! Пошли работать! А «поработавши», настойчиво, как истинный работяга – ложкой по столу – требуем оплату за труд, — «Еду, давай!».

Изучая и углубляясь, все дальше и дальше в истоки происхождения собаки, которая задолго до Рождества Христова попала на остров Северной Атлантики, отчетливо понимаешь – лишь многими веками приручая четырехлапого друга, из поколенье в поколенье оттачивая свою привязанность к человеку в суровых северных широтах, от отважной собаки древних викингов и скандинавов – до черной собаки из Сент Джонса, человек уже по-другому и не мог назвать своего верного помощника другим именем. И лаконичен был ответ местных жителей Сент Джонса любопытным путешественникам с большой Земли, на вопрос, касающийся их собаки,

- Это не просто собака. Это настоящий труженик, это – Лабрадор.

Задать вопрос, обсудить статью, написать отзыв можно на форуме

Михаил Приймак, г.Одесса